Зачем премьер-министр Великобритании созвал внеочередные выборы?

Возвращаясь с пасхальных каникул, первая новость, которая застала меня еще в дороге, была политической. Внеочередные выборы в Великобритании или Snap Election, #GE17. Не могу сказать, что тема оказалась неожиданной. Однако время публичного заявления Даунинг-стрит и поспешный срок проведения выборов, намеченных 08 июня 2017 года, застали врасплох.

Может ли премьер-министр Великобритании досрочно распустить Парламент?

В разговоре друзей услышала такую ремарку: “как Британия – идеолог современного парламентаризма, допускает принятие премьер-министром авторитарного решения?”

Прежде чем перейти к обсуждению политической интриги с читателями блога Далекая, близкая Англия, кратко поясню: “Формально таких прав у премьер-министра нет”.

Как регулируется продолжительность работы Парламента?

С 2011 года британский Парламент имеет фиксированный срок полномочий, ограниченный пятью годами.

Действующая процедура роспуска и, соответственно, назначения внеочередных выборов в стране, требует коллегиального решения самого Парламента. Условия включают два сценария: потеря доверия к Правительству и самороспуск Парламента, последнее требует согласия 2/3 депутатов.

Королевская прерогатива (указание монарха), чем с 19 века пользовались многие премьер-министры в целях политического маневра, утратила в наши дни законную силу.

Возможно ли назначение премьер-министра без проведения парламентских выборов?

В стандартной избирательной ситуации лидер партии, набравшей большинство мест в Палате общин, получает пост премьер-министра.

Если проведение выборов в Парламент означает смену Правительства, то уход в отставку премьер-министра автоматически не запускают внеочередные выборы. Так было в случае с лейбористом Гордоном Брауном, получившим пост по “наследству” от Тони Блэра.

В июле 2016 года Тереза Мэй возглавила британское правительство, став лидером консервативной партии, после ухода в отставку Дэвида Кэмерона. Дьявол, как говорится, кроется в деталях. Смотрите, нынешний премьер-министр избрана жителями своего округа, как депутат Парламента, но не имеет престижного статуса лидера партии, победившей на всеобщих выборах.

Внеочередные выборы: политическая интрига.

С заявлением о том, что срок выборов не будет перенесен Тереза Мэй выступала неоднократно. Однако аппарат Даунинг-стрит решил перезагрузить политическую ситуацию сразу после пасхальных каникул. Возникает вопрос: почему?

Сложно сказать какой аргумент перевесил, потому, что все складывалось в пользу выборов: валость оппозиции, разница в рейтинге лидеров, подготовка к брекзит, требование шотландской независимости, европейские выборы, конъюнктура внутри партии Тори, возможное ухудшение экономической ситуации к 2020 гг.

Очевидно, что, не имея “народного” мандата, премьер-министр была политически уязвимой даже при парламентском большинстве в 17 голосов. Рано или поздно назначила бы новые выборы. Однако, их логично было бы ожидать до принятия судьбоносного решения о запуске статьи 50 (имеется в виду Лиссабонский договор, регулирующий выход Британии из Евросоюза) или после согласования с Европейскими партнерами условий официального развода. Ну, наконец, одновременно с местными выборами, 04 мая.

Дискредитируя местные выборы, рискуя потерей союза с Шотландией и обострением политического процесса в Северной Ирландии, правящая партия затевает серьезные баталии, для которых потребовался карт-бланш. Думаю, что брэкзит, разделивший страну на два лагеря, стал катализатором ситуации. Вторым референдумом, учитывая, что народу подсунули “кота в мешке” или свинью, в английском эквиваленте ” a pig in a poke”.

Позиция Тори по Брекзиту.

Не следует забывать, что у правящей партии отсутствовала позиция по брекзиту в предвыборном манифесте 2010 года и в ходе референдума 2016 года. Тема была токсичной, подпитываемая “островным менталитетом” заднескамеечников. Лидер, оппортунистически поменяв взгляды с любви на ненависть к Евросоюзу, выиграла время, чтобы объявить внеочередные выборы тогда, когда ее личная позиция в Тори наиболее стабильна, а противники ослаблены.

Тем не менее, не могу отделаться от ощущения, что консерваторы готовят что-то в дополнение,  отсюда циничное преследование узкопартийных целей. Или осознав, что политический развод не будет полюбовным, решили заранее разделить с народом ответственность за погашение платежа Евросоюзу в размере €60 миллиардов, что примерно составляет 3% годового ВВП страны. В одном я уверена, парламентской работой брекзитеры обеспечили себя лет на тридцать!

Роль оппозиции в Парламенте.

Противоречивость нынешней ситуации во многом объясняется тем, что нарушился политический баланс, а именно: буксуют отточенные веками правила игры парламентариев.  Дело в том, что вторая по размеру партия, лейбористов, назначенная от имени британского монарха выполнять роль открытой (официальной) оппозиции, т.е. проверять на целесообразность все действия правящей верхушки и предлагать альтернативные Правительству решения, поддерживает ее по целому спектру вопросов, включая выход Великобритании из Евросоюза и самороспуск Парламента.

Партии либеральной направленности также не возражают против всеобщих выборов, надеясь в ходе предвыборной кампании увеличить влияние среди избирателей. Единственной оппозиционной силой премьер-министру выступает Шотландская националистическая партия. Таким образом, решение было принято 522 голосами против 13, при необходимых 434.

Парламент Великобритании будет распущен 03 июня.

Всеобщие выборы (General election 2017) пройдут 08 июня, как обычно, в четверг.

#Snapelection #GE17 #ukparliament #dissolutionofparlament #‎vestigioservices ‪#‎englishlifestyle ‪#‎blogvestigio ‪#‎ДалекаяблизкаяАнглия

 

Оставьте комментарий

%d bloggers like this: